Дробление бизнеса судебная практика

Дробление бизнеса как способ налоговой оптимизации в 2019 году

Дробление бизнеса судебная практика

Гражданское законодательство сохраняет за хозяйственными обществами полную свободу в определении собственной структуры.

Компании могут регистрировать филиалы, создавать дочерние предприятия, проводить реорганизацию с выделением многочисленных фирм, сливаться или разделяться. Дробление интенсивно развивающегося бизнеса – естественный процесс.

Усложнение коммерческих взаимосвязей считается признаком успеха. Другое дело, когда ООО прикрывает схемами попытки налоговой оптимизации. 

Что такое дробление бизнеса

На законодательном уровне определение термину не дано. Специалистам приходится руководствоваться положениями главы 4 ГК РФ. Нормы признают за юридическими лицами право на различные структурные преобразования. Хозяйственные общества вправе:

  • регистрировать обособленные подразделения;
  • выделять из своего состава новые фирмы;
  • делиться на несколько самостоятельных компаний;
  • объединяться с другими предприятиями для реализации проектов;
  • приобретать доли (акции) коммерческих объединений.

Все эти методы остаются законными и используются добросовестными налогоплательщиками. Назначением таких схем становится эффективное использование капитала, повышение рентабельности и улучшение качества продукции.

Дробление бизнеса в целях налоговой оптимизации не имеет ничего общего с традиционной процедурой. Реализацию таких схем в ФНС РФ называют нарушением. Контролирующая служба борется с извлечением необоснованной налоговой выгоды.

В помощь территориальным инспекциям составлены методические рекомендации. Многие инструкции не опубликованы в сети и относятся к документам служебного пользования. Открытым регламентом является письмо № СА-4-7/15895@ от 11.08.17.

В нем выделены признаки незаконного дробления бизнеса:

  1. Формальность. Действующую организацию разбивают на несколько юридических лиц. Работники, руководители или учредители регистрируются в качестве предпринимателей. Однако фактически производственный цикл остается единым. Никакого обособления не происходит. Участники несут общие расходы, пользуются одним капиталом, инструментами.
  2. Снижение фискальной нагрузки. Поскольку крупный бизнес формально делится на более мелкие фирмы, появляется возможность использовать специальные режимы. Дробление позволяет извлечь максимальную выгоду от покупки патентов, применения ЕНВД и УСН. Имея внушительные обороты, компания уходит от оплаты НДС, налогов на прибыль и имущество. Маскировка проекта под малое предпринимательство дает возможность претендовать на многочисленные льготы, субсидии.
  3. Единство управления и согласованность действий. Фактическое руководство всеми структурными звеньями системы осуществляет один выгодоприобретатель. Нередко участники заключают заведомо невыгодные сделки. У зарегистрированных предпринимателей и ООО нет собственных интересов. Все их действия подчинены единой экономической цели – снижению фискальной нагрузки.
  4. Идентичность деятельности. Признаком дробления является и невозможность четкого разграничения направлений. Созданные сообщниками фирмы занимаются одним и тем же производством, оказывают одинаковые услуги, выполняют аналогичные работы.

Характерной чертой дробления бизнеса ФНС РФ считается также взаимозависимость участников схемы. В преступление вовлекают знакомых, родственников, сослуживцев.

Косвенными свидетельствами становятся общие сайты, вывески, расположение организаций в одном офисе, формирование единых служб доставки, кадрового делопроизводства, юридического сопровождения.

Все звенья цепи создаются одновременно. Разница в датах регистрации исчисляется днями или неделями.

Комплексный подход к оценке схем с ООО, ИП и АО закреплен судебной практикой. Дела о дроблении бизнеса рассматриваются государственными арбитражами на протяжении нескольких лет. Служители Фемиды настаивают на анализе всех обстоятельств и установлении истинной цели деления коммерческого проекта.

В помощь добросовестным коммерсантам налоговая служба разработала специальный сервис. Программа известна под названием «Проверь свой бизнес». Она дает комплексную информацию об организациях, помогает оценить риски сотрудничества. Проверка контрагента обеспечивает защиту от обвинений в соучастии.

Распространенные схемы дробления бизнеса

Несмотря на негативную окраску, оптимизаторы не спешат отказываться от своих методов. Механизмы модифицируют с учетом судебной практики и подходов налоговых органов. В некоторых случаях разделение ООО на две и более коммерческие структуры оказывается эффективным решением. Инспекциям не удается доказать извлечение необоснованной выгоды.

Тип схемыКраткое описаниеПримеры дробления бизнеса из судебной практики 2017–2019 гг.
Незаконные механизмыНаиболее рискованными являются схемы, описанные в методических материалах налоговой службы. Инспекторы хорошо с ними знакомы, а алгоритмы доказывания сформированы. Так, к доначислениям приведут схемы с номинальным делением выручки, численности персонала, площади торговых помещений.Подробное описание в письме № СА-4-7/15895@ от 11.08.17 нашли механизмы номинального разграничения деятельности. В качестве примера приведем дело А60-36784/2013. Акционерное общество производило и продавало молочные продукты. Объем выручки не позволял использовать специальные режимы. Пытаясь снизить налоговую нагрузку, оптимизаторы зарегистрировали несколько фирм. Все организации были выведены на УСН. Формально предприятия занимались розливом молока. Акционерное же общество считалось поставщиком сырья и торговым агентом. В суде было установлено отсутствие у компаний собственных специалистов. Персонал оформили во вновь созданные фирмы простым переводом. Кроме того, приемка молока осуществлялась в одном помещении. Суды сделали вывод об отсутствии деловой цели дробления бизнеса. В итоге обществу начислили налоги на имущество, прибыль и НДС. В праве применения УСН было отказано.
Рискованные комбинацииПрименение схем этой категории грозит длительными судебными разбирательствами. Суть механизмов не меняется. Оптимизаторы берут за основу традиционное дробление бизнеса, но тщательно маскируют признаки злоупотребления. Перед тем как оптимизировать налоги, выстраивают четкую систему взаимоотношений между ООО и контрагентами. Каждую операцию документируют, а финансовые потоки обособляют. Большое внимание уделяют первичной отчетности. Избежать доначислений в случае выездной проверки не получается. Для переквалификации сделок инспекторам достаточно установления взаимозависимости сторон и мелких недочетов (противоречий в первичной отчетности, ошибочных формулировок в платежных поручениях, отсутствия приемочных актов и пр.). Однако отстоять свои позиции в государственных арбитражах вполне реальноПримером модернизированной схемы может служить дело № А19-18267/2018, рассмотренное 4ААС во второй половине февраля 2019 года. Являясь единоличным учредителем ООО «Братская книга», гражданин зарегистрировал индивидуальное предпринимательство. Общество применяло УСН с объектом «доходы за вычетом расходов». Несколько лет коммерсант-учредитель продавал фирме печатную продукцию. Он являлся единственным поставщиком товара. Компания же занималась розничной реализацией. Впоследствии налогообложение решили оптимизировать. Между предпринимателем и организацией заключили договор комиссии. Выручка от продажи печатной продукции перестала считаться доходом ООО «Братская книга». Под обложение попадало только комиссионное вознаграждение. Налоговая инспекция проанализировала отношения и переквалифицировала договор. Выручку признали доходом общества. Поскольку обороты превысили установленный законом предел, право на применение УСН было утрачено. Компании начислили налог на имущество, добавленную стоимость и прибыль. Отстаивать правоту фирме пришлось в двух инстанциях. Налогоплательщику потребовалось представить всю документацию по сделке, раскрыть структуру бизнеса. Организацией для налоговой тяжбы были составлены сотни документов, привлечены юристы. Служители Фемиды исследовали счета-фактуры, приемочные акты, текст договора. В результате решение было принято в пользу компании. Доказать формальный характер сделки инспекции не удалось. Однако считать спор завершенным нельзя. Вполне вероятно, что дефекты первичной отчетности станут причиной поражения налогоплательщика в кассации или надзоре
Легальные решенияНи одна из схем оптимизации фискальной нагрузки за счет дробления бизнеса не может считаться законной. Однако под определение налогового преступления не попадают классическая реорганизация, создание филиальной или представительской сети, учреждение дочерних компаний. Условием легальности механизмов является самостоятельная деловая цель. Дробление должно быть обусловлено потребностями производства, необходимостью освоения новых ниш рынка, стратификацией и т. д.Классическим примером законного дробления бизнеса стало дело А60-40529/2011. Хозяйственное общество «Металлургсервис» создало дочернее предприятие для организации общественного питания. Новую фирму вывели на специальный режим налогообложения – ЕНВД. Посетителями кафе являлись работники «Металлургсервис». Инспекция обвинила завод в уклонении от налогов. Суд контролеров не поддержал. В постановлении № 15570/12 коллегия ВАС РФ отметила самостоятельность деятельности каждого участника. После создания «дочки» материнская компания не занималась общественным питанием. Активы и капиталы были реально обособлены

Чем грозит незаконное дробление бизнеса

Реализация нелегальных и сомнительных схем может привести к краху коммерческого проекта. Стандартным сценарием становится начисление недоимок, пени и штрафов по итогам выездной проверки.

Вышестоящие инстанции отклоняют административные жалобы, а дело передается на рассмотрение государственного арбитража. Если оспорить выводы инспекции не удается, задолженность приходится погашать в полном объеме.

Неспособность выполнить обязательства приводит к банкротству.

Ярким примером такого развития событий является история ЗАО «Ныдинское». Руководство объединения не учло налоговые риски дробления бизнеса. Результатом неудачной оптимизации стал судебный процесс А81-1044/2016. Разбирательство завершилось поражением компании.

Кассация Западно-Сибирского округа подтвердила действительность решения инспекции в основной части (постановление от 26.12.17). Погасить недоимку фирма не смогла.

Впоследствии именно налоговая служба обратилась в арбитраж Ямало-Ненецкого автономного округа с заявлением о банкротстве организации (А81-10004/2018).

Ожидаемыми последствиями нарушения правил дробления бизнеса становятся и уголовные дела. Преследование по ст. 199 УК РФ грозит:

  • непосредственным руководителям организации;
  • главному бухгалтеру;
  • учредителям;
  • иным контролирующим компанию лицам.

Условием возбуждения дела становится уклонение от налогов (сборов) за 3-летний период на сумму 5 миллионов рублей. Доля недоимки должна составить ¼ от совокупных обязательств фирмы перед бюджетом или государственными фондами. Уголовное преследование грозит также в случае достижения общей задолженностью 15 миллионов в отечественной валюте.

Источник: https://newfranchise.ru/baza_znaniy/ooo/droblenie-biznesa-kak-sposob-nalogovoj-optimizatsii

Дробление бизнеса

Дробление бизнеса судебная практика

Разделение предприятия на несколько более мелких субъектов хозяйствования само по себе не противозаконно. Но если налоговая служба выявит, что целью дробления бизнеса было только облегчение налоговой нагрузки, то к собственникам такой фирмы может быть применено наказание.

Схема дробления

Чтобы понять, что происходит на практике, необходимо уяснить главный принцип разукрупнения бизнеса: большое предприятие разделяют на несколько мелких, с меньшими показателями дохода, в результате чего они подпадают под упрощенную систему налогообложения (УСН).

Например, представьте себе торговое предприятие, которое занимается продажей консервированных продуктов.

В какой-то момент его владелец решает разделить компанию на несколько более мелких фирм, одна из которых будет реализовывать мясные консервы, другая – рыбные, а третья – овощные.

Такая схема незаконна, поскольку для дробления не было весомых оснований, и основная его основная цель – уменьшение налоговой нагрузки.

Судебная практика

Законодательство не ограничивает количество фирм, зарегистрированных на одно и то же лицо. Деление бизнеса также является допустимой по закону операцией, но только если оно имеет экономический смысл.

Важно! Основное условие, которое требуется для признания дробления бизнеса правомерным, это присутствие деловой цели.

К оправданным законом целям дробления относятся следующие:

  1. Обеспечение стабильного спроса на товар за счет отсутствия в составе цены НДС.
  2. Развитие специализации каждого из предприятий путем выполнения перспективного плана, который имеется в наличии.
  3. Физическая удаленность новых компаний друг от друга.
  4. Разделение предприятий по специфике деятельности (торговая, производственная и т. д.).

Стоит отметить, что стремление к уменьшению сумм налоговых обязательств тоже расценивается судом как деловая цель. Но она должна быть второстепенной.

Если же на первом месте стояло стремление сэкономить деньги за счет разницы налоговых обязательств, возникающих при общем и специальном режимах налогообложения, то суд может вынести решение о том, что налоговая выгода необоснованна, и владельцам придется нести ответственность за дробление бизнеса. Определение понятия «необоснованная налоговая выгода» можно найти в Постановлении №53 Пленума ВАС РФ.

Дополнительные особенности

Наличие экономического обоснования разукрупнения фирмы не означает, что у налоговой не будет к руководству компании никаких вопросов. Оказывается, что деловую цель можно скомпрометировать.

Так бывает, когда дробление происходит в момент приближения показателей дохода к максимальному значению для УСН.

Проще говоря, руководство предприятия, видя, что вскоре придется переходить на общий режим налогообложения, делит фирму на несколько более мелких компаний, чтобы обойти данную ситуацию.

В суде будет сложно доказать, что дробление в этот момент – чистое совпадение, и оно преследовало иную цель. И если убедить судью в этом не удастся, то вряд ли помогут какие-то другие аргументы.

Признаки незаконного дробления бизнеса

В 2017 г. ФНС совместно со Следственным комитетом России опубликовали письмо, где рассмотрены основные особенности дел, связанных с незаконным дроблением бизнеса.

В документе отмечается, что привести точный список признаков, говорящих о применении формального разделения компании, невозможно, поскольку каждый раз необходимо рассматривать все обстоятельства, сопутствующие конкретному делу.

Вместе с тем, в данном обзоре указаны 17 признаков дробления бизнеса, которые говорят о применении руководством фирмы налоговых схем. Основные из них следующие:

  1. Специфика деятельности одинакова для всех новообразованных компаний. Виды деятельности могут и отличаться, но быть выстроенными в одну цепочку, например, производство продукции и ее продажа.
  2. У всех компаний одно и то же руководство, а в отношениях с государственными органами все хозяйствующие субъекты представлены одними и теми же лицами.
  3. У подконтрольных компаний нет собственных основных и оборотных средств.
  4. Показатели, от которых зависит право на применение упрощенной системы налогообложения, близки к граничным.
  5. Для одного из участников схемы единственным контрагентом (покупателем или поставщиком) является другой участник.
  6. Формально оформленные документы.

Если дробление предприятия было выполнено вопреки законодательству, то образовавшиеся компании будут иметь признаки единой структуры.

В частности, помимо руководства, у них могут быть общими материальные запасы, персонал, финансовые ресурсы. Если разукрупнение бизнеса было проведено с целью сэкономить на налогах, то обычно все это остается общим.

Во-первых, единой ресурсной базой проще управлять, а во-вторых, ее разделение ведет к увеличению затрат.

Проще всего для налоговиков выявить общие материальные ресурсы, поскольку они отражаются базе МТО. Нередки ситуации, когда для новообразованных компаний общим является все, от складских помещений до офиса и транспортных средств.

Еще один эффективный метод, который используют представители налоговой службы, — проанализировать кадровую политику предприятия. Классическая схема при махинациях с дроблением предприятия – когда одни и те же сотрудники работают сразу на несколько компаний по совместительству.

Если прочесть материалы, которые публикуют налоговая и ФНС о дроблении бизнеса, то станет ясно, что один из самых важных моментов при проверке – выявление махинаций с денежными средствами. Для незаконных схем характерны несколько моментов, связанных с финансами:

  • Денежные ресурсы находятся на счетах главной компании, остальные, подчиненные ей, денег не получают;
  • Счета всех фирм находятся в одной банковской организации, хотя это и менее значимый признак.

Незаметно со счета на счет деньги перебросить нельзя: эта операция отражается в банковских компьютерных системах, а потому представляет хорошую зацепку для налоговиков.

Централизованная система управления

Чтобы упростить для себя управление всеми зависимыми фирмами, руководство компаниями нередко оставляет одну централизованную систему управления для всех субъектов хозяйствования.

Это сильно облегчает работу представителям налоговой: когда они обнаруживают признаки единого управления, это косвенно свидетельствует о применении налоговой схемы.

К наиболее распространенным признакам общего управления относятся:

  • Общий телефонный номер и сайт.
  • Один юридический адрес.
  • Ведение налоговой отчетности разных фирм одним и тем же человеком на одном компьютере.
  • Единая политика ценообразования.

Аффилированность

С темой единого управления тесно связана аффилированность, то есть оформление предприятий на своих родственников, друзей, сотрудников. Это связано с тем, что привлечение в схему лиц со стороны чревато потерей части бизнеса.

Важно! Аффилированность рассматривается в суде как один из главных маркеров применения руководством фирмы налоговой схемы.

Чтобы избежать подозрений со стороны налоговой, предприниматели иногда обращаются к оформлению бизнеса на подставных лиц.

Это еще больше усугубляет ситуацию: если суд докажет взаимосвязь между участниками, это еще не будет доказательством незаконного дробления предприятия.

Если же выяснится, что руководитель одной из фирм лишь числится таковым, то это уже будет серьезным доводом для принятия решения не в пользу компании.

Источник: http://surzhyk.info/droblenie-biznesa/

11 признаков дробления бизнеса

Дробление бизнеса судебная практика

Дробление бизнеса – судебная практика 2019 года признаёт в качестве распространённого явления среди и предпринимателей, и налоговых органов.

Предусматривается, что подобная организация бизнеса считается негативным явлением среди налоговиков и судов, поскольку применение схем по разделению хозяйственной деятельности нередко осуществляется в целях избежать уплаты налогов, взносов и иных расходов.

Признаки дробления бизнеса

Дробление бизнеса, как правовое понятие законом не предусмотрено несмотря на то, что практика выделяет конкретные признаки и способы реализации подобного явления.

Исходя из сути такого термина, можно сказать, что дробление предполагает разделение сферы деятельности субъекта предпринимательства на несколько частей.

Происходит этот процесс, основываясь на одном из выявленных практикой признаков.

Дробление собственного дела выступает отрицательным фактором при оценке законности ведения бизнеса. При существовании нескольких частей бизнеса происходит злоупотребление правами со стороны предпринимателя, ввиду применения специальных режимов налогообложения по каждому направлению работы.

Согласно оценке практики по рассматриваемому направлению предпринимательства, признаки дробления бизнеса включают следующее:

  • реализации только одного направления работ или услуг;
  • несколько видов работ осуществляются по одному адресу с арендой одного помещения;
  • сотрудники исполняют одинаковые трудовые функции, обеспечивая работу сразу нескольких направлений;
  • наличие у предпринимателя для каждой сферы единой материальной и технической базы;
  • определение у бизнесмена одних и тех же поставщиков, заказчиков и контрагентов;
  • ответственность бухгалтера, работа такового по ведению учёта реализуется одним лицом;
  • счета в банках для бизнеса открыты одним человеком и в одной кредитной организации;
  • наличие договорных отношений с компаниями, которые взаимосвязаны с предпринимателями, чтобы сократить расходы;
  • разделение происходит посредством участия связанных с предпринимателем лиц (например, родственников), но фактическое управление реализуется одним человеком;
  • количество персонала, а также показатели дохода приближены к предельным;
  • проведение выручки по каждому направлению осуществляется посредством использования одной онлайн-кассы.

Нередко процесс дробления характеризуется несколькими такими признаками, что подтверждает подозрение на счёт намеренного разделения деятельности.

Стремление лиц добиться выделения нескольких частей бизнеса связано с ограничениями, которые установлены для применения упрощённой системы налогообложения, позволяющей уменьшить процентную ставку при уплате налогов с получаемых доходов.

Такими ограничениями выступает размер прибыли, которая не может превышать 150 миллионов рублей, и число сотрудников, составляющее до ста человек.

Способы выявления обстоятельств, свидетельствующих об умышленных действиях налогоплательщиков

Действия по разделению предпринимателями собственного дела рассматриваются налоговой инспекцией, как нарушение порядка налогообложения и злоупотребление со стороны предпринимателей правами. Ввиду этого практика определяет методы, позволяющие выявить факты разделения деятельности, если таковое предусматривает умышленно незаконный характер.

Несмотря на сформированный перечень средств выявления нарушений, со стороны ИФНС требуется предъявление доказательства выявления схемы дробления бизнеса у конкретного предпринимателя.

Для налоговиков предусматривается несколько вариантов действий, которые бы позволили выявить нарушения со стороны субъектов предпринимательства:

  1. Осмотр. Направлены такие действия на исследование территории и помещения, где размещается каждая точка предпринимателя. По итогам осмотра проводится сравнение и анализ, позволяющий выявить факт дробления.
  2. Допрос. Данное действие направляется на сотрудников, а также контрагентов, с целью выявления родственных и иных взаимосвязей с предпринимателем.
  3. Анализ информационных средств. Сведения содержатся на расчётных счетах, в выписках и отчётности, передаваемой в налоговый орган.
  4. Проверка кассовой документаций, отчётности по ведению ККТ и так далее.
  5. Установление факта подотчётности субъекта должностным лицам, исследование проводимых проверок и результатов таковых.
  6. Выявление дополнительных помещений, занимаемых под склады, транспорт и так далее.
  7. Проверка и установление взаимосвязей. Таковые определяются между предпринимателем и юридическими лицами, а также иными контрагентами.
  8. Определение выгодоприобретателя. Предполагается оценка прибыли, а также установление лица, которое в итоге получает чистый доход.

Указанные мероприятия предполагают выявление факта уклонения лица при необходимости исполнения таковым обязательств по уплате налогов.

Также отдельными действиями рассматривается проверка сделок, заключаемых предпринимателем с заказчиками. Проводится правовая экспертиза договоров, исследуются расчёты и итоговая прибыль.

Если будут выявлены связи между сторонами сделки, необоснованная выгода или иные нарушения, предполагающие попытку избежать налогов, то ИФНС может принять соответствующие меры ответственности.

Позиция судей по аспекту дробления бизнеса

Налоговая инспекция, обладая широким спектром полномочий, в результате выявления разделения бизнеса, может применять к нарушителям штрафы, пени и иные санкции. Это приводит к недовольству со стороны представителей предпринимательства, которые, не установив ограничений по закону, обращаются в судебный орган для оспаривания решения ИФНС.

Практика активно формируется в Арбитражных судах, поскольку затрагиваются экономические аспекты бизнеса. Однако на счёт выявления и определения факта дробления, собственную позицию формирует также Конституционный суд РФ.

По рассматриваемому моменту не предусмотрено однозначной позиции, поскольку каждый конкретно установленный случай дробления предполагает собственные признаки, которые не всегда приводят к обоснованному применению штрафов и иных мер воздействия.

Неоднородность судебной практики

Практическая деятельность предполагает, что у суда нет однозначного решения для спорных ситуаций между ИФНС и предпринимателем. Некоторые примеры предусматривают удовлетворение исков со стороны субъектов бизнеса, а некоторые поддерживают сторону налогового органа. Такая неоднородность требует индивидуального изучения каждого случая, с подробным отражением обстоятельств и аспектов.

Чтобы спорные ситуации не вызывали неоднозначности, а также не влекли за собой необоснованных решений о назначении санкций со стороны ИФНС, орган власти должен проверять ряд следующих аспектов:

  • выявление обстоятельств ведения бизнеса как налогоплательщиком, так и связанными с таковым субъектами;
  • установление факта реального участия связанных с бизнесом лиц, поскольку только при наличии такового можно говорить о попытке уклонения в части налогообложения;
  • учёт формальных участников дела, а также доходов, получаемых каждым задействованным и выявленным субъектом.

Указанные аспекты требуются со стороны судебного органа, когда таковому приходится принимать решение по иску, причём как со стороны предпринимателя, так и налоговика. Официальное закрепление таких разъяснений отражено в Письме Минфина РФ.

Когда дело доходит до суда, ИФНС должна представить исчерпывающий перечень доказательств, позволяющих установить факт нарушения закона со стороны бизнесмена.

Только при достаточности и достоверности сведений Арбитражный суд сможет принять позицию налоговой инспекции, поскольку в иных ситуациях прямого запрета на разделение хозяйствующего субъекта не предусмотрено.

Позиция Конституционного суда

Обращение в КС РФ предусматривает процедуру оспаривания ранее принимаемых решений, в том числе со стороны Арбитражного суда по делам о дроблении хозяйствующего субъекта. Определение от 04.07.2017 № 1440-О отражает ситуацию, когда предприниматели намеривались оспорить решение Арбитражного суда, по которому штрафы и санкции, применённые ИФНС, не были отменены.

КС РФ установил факт того, что предпринимательство в виде дробления осуществлялось намеренно. Пояснение включало позицию, по которой регистрация бизнеса, в принципе, не может происходить случайно или по неосторожности.

Следовательно, попытка избежать налогов, разделения субъекта работы, априори признаётся умышленной.

Это позиция Конституционного суда РФ, которая автоматически превращает дробление в незаконную деятельности при выявлении хотя бы одного выше указанного признака.

Относительно факта применения ИФНС пени и штрафов в отношении субъекта бизнеса, не уплатившего налоги, решение также осталось неизменным, поскольку в результате выявления дробления, произошло установление и экономии расходов в части налогообложения, что считается злоупотреблением представленными налогоплательщику правами.

Суть спора

Налоговая инспекции в результате проверки работы организации выявила, что за счёт проведения дробления произошло получение необоснованной выгоды. Выражается такое действие в уменьшении базы для взыскания обязательных сборов.

Снизить налоги по закону допустимо при оформлении специального налогового режима, однако, при разделении хозяйствующего субъекта подобные действия приводят к нарушениям при определении суммы платежей, упраздняя часть обязательств для предпринимателя.

В результате выявленных нарушений в отношении ООО было вынесено решение со стороны ИФНС о взыскании:

  1. Суммы неуплаченных налогов. Таковая была доначислена за весь период уклонения.
  2. Пени и штрафы в качестве принудительных мер воздействия на нарушителя.

Подобное решение не устроило владельца бизнеса, в результате чего таковым было составлено и направлено исковое заявление в суд.

По итогу рассмотрения спора в первой и последующих инстанциях налогоплательщику было отказано в признании санкционных мер незаконными, то есть решение ИФНС суды посчитали правомерным и обоснованным, также за счёт оценки предложенных сведений.

Чтобы добиться положительного решения предприниматель пошёл дальше и направил требование в Конституционный суд РФ, где проводится проверка положений закона, в данном случаем НК РФ, на соответствие нормам Конституции РФ. То есть истец опирается на то, что решение ИФНС основывается на нормах закона, нарушающих конституционные права гражданина.

Относительно данного спора в итоге КС РФ сформировал отдельную позицию, в том числе по части оценки положений Налогового кодекса РФ на соответствие Конституции РФ.

Решение Конституционного суда

По результатам рассмотрения обращения владельца бизнеса было принято ожидаемое и предсказуемое решение, а именно отказ в удовлетворении требований.

Во-первых, положения НК РФ неоднократно проверялись на соответствие Конституции РФ и никак не нарушают законных интересов граждан, в частности предпринимателей.

Определение налоговой базы и суммы сбора соответствует установленным порядкам, не влекут завышений или иных рисков.

Однако несмотря на отказ, КС РФ разъяснил, что форма отчётности по НК РФ носит диспозитивный характер.

Предприниматель вправе самостоятельно выбирать способы ведения бизнеса, даже разделения такового, а также впоследствии варианты передачи сведений контролирующему органу.

Единственное условие – отсутствие намеренного стремление избежать налогов, то есть прямо нарушить закон. Для выявления неправомерных действий и должны проводиться полноценные камеральные и выездные проверки, реализуемые налоговым органом.

Мнение судьи Конституционного суда

Помимо непосредственного определения КС РФ по представленному выше спору, которое не подлежит обжалованию или отмене, материалы были предложены для оценки судье КС РФ К.В. Арановскому.

По рассматриваемому делу судья дал собственное пояснение ситуации, проанализировав каждое положение дела:

  • несмотря на то, что оспариваемые положения Налогового кодекса РФ не предполагают нарушения интересов граждан, применение таковых должно быть законным и также не предполагает злоупотребления, только уже со стороны налоговой инспекции;
  • оценка сделок между ООО и контрагентами привела к выводу, что незаконными действия были со стороны организации, что проявлялось в дроблении хозяйствующего субъекта. Однако, следовало также оценить, что сделка в целом выступала способом избежать налогов, то есть нарушала закон и могла быть признана ничтожной, а это последствие не только для ООО, но и для контрагентов такового;
  • вменение ООО такого правонарушения, как дробление субъекта бизнеса, нельзя считать правильным, поскольку подобного не установлено законом, достаточно было бы определить факт уклонения и неуплаты налогов, объясняя этим сведения, предложенные в отчётности;
  • намеренность должна распространяться непосредственно на попытку не платить налоги, ведь факт ведения предпринимательства не может проходить случайно или по неосторожности;
  • также ИФНС не следует опираться при обосновании применения штрафов и пеней на формальность при соблюдении налогоплательщиком налогового закона, поскольку данный признак характеризует законность действий предпринимателя, а не наоборот.

Отдельно судья рассудил о семейном предпринимательстве, отметив, что подобная форма нередко приводит к нескольким субъектам хозяйственной работы, что не считается нарушением закона, если условия и принципы ведения бизнеса соблюдены.

Таким образом, дробление хозяйствующего субъекта и формирование нескольких частей бизнеса под владением одного предпринимателя нельзя считать незаконным действием. Правонарушением по НК РФ подобные действия признаются только в случае установления ИФНС признаков. Характеризуют работу бизнесменов, как направленную на уклонение и не плату налогов, что требует доказанности и обоснованности.

Источник: https://tvoeip.ru/biznes/droblenie-sudebnaya-praktika-2019

Письмо Федеральной налоговой службы от 11 августа 2017 г. № СА-4-7/15895@ Об обзоре судебной арбитражной практики, связанной с обжалованием налогоплательщиками ненормативных актов налоговых органов, вынесенных по результатам мероприятий налогового контроля, в ходе которых установлены факты получения необоснованной налоговой выгоды путем формального разделения (дробления) бизнеса и искусственного распределения выручки от осуществляемой деятельности на подконтрольных взаимозависимых лиц

Дробление бизнеса судебная практика

Федеральная налоговая служба направляет обзор судебной арбитражной практики, связанной с обжалованием налогоплательщиками ненормативных актов налоговых органов, вынесенных по результатам мероприятий налогового контроля, в ходе которых установлены факты получения необоснованной налоговой выгоды путем формального разделения (дробления) бизнеса и искусственного распределения выручки от осуществляемой деятельности на подконтрольных взаимозависимых лиц.

В соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 23 Налогового кодекса Российской Федерации (далее – НК РФ) налогоплательщики обязаны уплачивать законно установленные налоги и сборы.

В рамках мероприятий налогового контроля налоговыми органами устанавливаются факты снижения налогоплательщиками своих налоговых обязательств путем создания искусственной ситуации, при которой видимость действий нескольких лиц прикрывает фактическую деятельность одного налогоплательщика. При этом, получение необоснованной налоговой выгоды достигается в результате применения инструментов, используемых в гражданско-правовых отношениях, формально соответствующих действующему законодательству.

В пунктах 3, 5 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее – ВАС РФ) от 12.10.

2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» определено, что налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами, целями делового характера. В случае наличия особых форм расчетов и сроков платежей, свидетельствующих о групповой согласованности операций, суду необходимо исследовать, обусловлены ли они разумными экономическими или иными причинами (деловыми целями).

Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 04.07.

2017 № 1440-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Бунеева Сергея Петровича на нарушение его конституционных прав положениями статей 146, 153, 154, 247-249 и 274 Налогового кодекса Российской Федерации» сделал вывод о том, что налоговое законодательство не исключает в налоговых правоотношениях действия принципа диспозитивности и допускает возможность выбора налогоплательщиком того или иного метода учетной политики (применения налоговых льгот или отказа от них, применения специальных налоговых режимов и т.п.), которая, однако, не должна использоваться для неправомерного сокращения налоговых поступлений в бюджет в результате злоупотребления налогоплательщиками своими правомочиями.

Конституционный Суд Российской Федерации в указанном определении отметил, что в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера) то это, в свою очередь, предполагает доначисление суммы налогов и сборов, подлежащих уплате в бюджет так, как если бы налогоплательщик не злоупотреблял правом, на основании соответствующих положений НК РФ, регулирующих порядок исчисления и уплаты конкретного налога и сбора.

При этом Конституционный Суд Российской Федерации подчеркнул, что положения НК РФ, определяющие объект налогообложения и налоговую базу по налогу на добавленную стоимость (далее – НДС) и налогу на прибыль организаций не допускают возможности доначисления налогоплательщику сумм налогов в размере большем, чем это установлено законом, поскольку сами определяют размер налоговой обязанности исходя из фактических показателей хозяйственной деятельности налогоплательщика.

Результаты проведенного мониторинга судебной практики свидетельствуют о наличии значительного количества споров, связанных с доказыванием налоговым органом факта получения необоснованной налоговой выгоды в результате применения в предпринимательской деятельности рассматриваемой схемы.

Так, за последние 4 года арбитражными судами рассмотрено более 400 дел на сумму, превышающую 12,5 миллиардов рублей, в рамках которых оспаривались ненормативные акты налоговых органов, вынесенные по результатам мероприятий налогового контроля и содержащие выводы о получении налогоплательщиками необоснованной налоговой выгоды в результате применения данной схемы.

1. Общие признаки, свидетельствующие о согласованности действий участников схем дробления бизнеса с целью ухода от исполнения налоговой обязанности

Проведенный анализ судебно-арбитражной практики по делам рассматриваемой категории показал, что исчерпывающий или строго императивный перечень признаков, свидетельствующий об обоснованности выводов налогового органа о формальности разделения (дробления) бизнеса, отсутствует. Необходимо иметь ввиду, что в каждом конкретном случае совокупность доказательств, собранных в рамках мероприятий налогового контроля, будет зависеть от конкретных обстоятельств, установленных в отношении участников схемы и их взаимоотношений.

Так, в качестве доказательств, свидетельствующих о применении схемы дробления бизнеса, могут выступать следующие установленные в ходе налоговой проверки обстоятельства:

– дробление одного бизнеса (производственного процесса) происходит между несколькими лицами, применяющими специальные системы налогообложения (систему налогообложения в виде единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности (далее – ЕНВД) или упрощенную систему налогообложения (далее – УСН)) вместо исчисления и уплаты НДС, налога на прибыль организаций и налога на имущество организаций основным участником, осуществляющим реальную деятельность;

– применение схемы дробления бизнеса оказало влияние на условия и экономические результаты деятельности всех участников данной схемы, в том числе на их налоговые обязательства, которые уменьшились или практически не изменились при расширении в целом всей хозяйственной деятельности;

– налогоплательщик, его участники, должностные лица или лица, осуществляющие фактическое управление деятельностью схемы, являются выгодоприобретателями от использования схемы дробления бизнеса;

– участники схемы осуществляют аналогичный вид экономической деятельности;

– создание участников схемы в течение небольшого промежутка времени непосредственно перед расширением производственных мощностей и/или увеличением численности персонала;

– несение расходов участниками схемы друг за друга;

– прямая или косвенная взаимозависимость (аффилированность) участников схемы дробления бизнеса (родственные отношения, участие в органах управления, служебная подконтрольность и т.п.);

– формальное перераспределение между участниками схемы персонала без изменения их должностных обязанностей;

– отсутствие у подконтрольных лиц, принадлежащих им основных и оборотных средств, кадровых ресурсов;

– использование участниками схемы одних и тех же вывесок, обозначений, контактов, сайта в сети «Интернет», адресов фактического местонахождения, помещений (офисов, складских и производственных баз и т.п.), банков, в которых открываются и обслуживаются расчетные счета, контрольно-кассовой техники, терминалов и т.п.;

– единственным поставщиком или покупателем для одного участника схемы дробления бизнеса может являться другой её участник, либо поставщики и покупатели у всех участников схемы являются общими;

– фактическое управление деятельностью участников схемы одними лицами;

– единые для участников схемы службы, осуществляющие: ведение бухгалтерского учета, кадрового делопроизводства, подбор персонала, поиск и работу с поставщиками и покупателями, юридическое сопровождение, логистику и т.д.;

– представление интересов по взаимоотношениям с государственными органами и иными контрагентами (не входящими в схему дробления бизнеса) осуществляется одними и теми же лицами;

– показатели деятельности, такие как численность персонала, занимаемая площадь и размер получаемого дохода близки к предельным значениям, ограничивающим право на применение специальной системы налогообложения;

– данные бухгалтерского учета налогоплательщика с учетом вновь созданных организаций могут указывать на снижение рентабельности производства и прибыли;

– распределение между участниками схемы поставщиков и покупателей, исходя из применяемой ими системы налогообложения.

Как показал анализ судебно-арбитражной практики, все или часть приведенных выше признаков могут в своей совокупности и взаимной связи свидетельствовать о формальном разделении (дроблении) бизнеса с целью получения необоснованной налоговой выгоды.

При этом, приводимым ниже обстоятельствам уделяется особое внимание в судебных актах, поскольку отсутствие таких доказательств, необходимость установления которых возлагается на налоговый орган в рамках мероприятий налогового контроля, влечет вынесение судебного акта по рассматриваемой категории дел не в пользу налогового органа.

2. Формальный характер деятельности участников схемы

Одним из основных способов занижения своих налоговых обязательств при применении схемы дробления бизнеса является включение в цепочку взаимоотношений организаций и предпринимателей, чья деятельность носит формальный (технический, подконтрольный) характер и направлена на получение налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

2.1. Примеры арбитражных споров, по которым судами поддержана позиция налоговых органов

В рамках дела № А12-24270/2014 по заявлению ООО «МАН» налоговым органом доказывалось получение Обществом необоснованной налоговой выгоды вследствие включения в производственный процесс подконтрольного аффилированного лица индивидуального предпринимателя Бочарова П.С., деятельность которого носила формальный характер в отсутствие деловой цели.

Верховный Суд Российской Федерации (далее – ВС РФ), отменяя постановление суда кассационной инстанции, удовлетворившего заявленные требования Общества, указал, что совокупность установленных в ходе проведенной налоговой проверки обстоятельств подтверждает факт согласованности действий Общества и подконтрольного индивидуального предпринимателя, применяющего систему налогообложения в виде ЕНВД.

ВС РФ пришел к выводу о том, что целью таких действий является уклонение от уплаты налога на прибыль организаций и НДС путем формального заключения с указанным лицом взаимных договоров поручения, по условиям которых Общество и предприниматель от имени друг друга могли совершать действия по оформлению сделок купли-продажи с покупателями товаров, что позволяло им распределять между собой полученную выручку в целях минимизации своих налоговых обязательств и получения необоснованной налоговой выгоды.

В частности ВС РФ учел, что реализация товаров предпринимателя осуществлялась преимущественно в пределах торговых площадей, используемых Обществом, при этом арендованные предпринимателем у Общества торговые площади фактически не представляли собой самостоятельную торговую точку с автономной системой торговли, отдельной кассовой линией, не обособлены от торговых площадей, занимаемых товарами Общества, имели общие входы, общие торговые залы, оформленные в едином фирменном стиле сети магазинов Общества, в которых находились как товары, принадлежащие Обществу, так и товары предпринимателя.

Выручка, полученная от продажи товаров Общества и предпринимателя, учитывалась через единое программное обеспечение кассовой техники, производилось совместное инкассирование выручки Общества и предпринимателя.

Товары приобретались Обществом и предпринимателем по заявке предпринимателя у одних и тех же поставщиков, которые преследовали своей целью сотрудничество с Обществом и реализацию товаров именно через магазины Общества, при этом товары для Общества и товары для предпринимателя поступали на склад и в магазины Общества, доставка, разгрузка товара и его хранение осуществлялись силами Общества ввиду отсутствия соответствующих работников у предпринимателя. Также инспекцией установлено, что у предпринимателя и Общества трудовую деятельность фактически осуществляли одни и те же сотрудники, которые воспринимали Общество и предпринимателя как единый субъект предпринимательской деятельности. Кроме того, финансово-хозяйственные отношения Общества и предпринимателя, свидетельствуют о косвенной подконтрольности предпринимателя Обществу, при том, что Общество являлось единственным источником доходов предпринимателя и осуществления им соответствующей предпринимательской деятельности.

ВС РФ поддержал выводы суда апелляционной инстанции о том, что создав фиктивный документооборот, Общество путем согласованных действий с предпринимателем имитировало хозяйственную деятельность предпринимателя по реализации товаров предпринимателя в рамках договора поручения, фактически осуществляя реализацию собственного товара, что позволило распределить полученную выручку между Обществом и предпринимателем в целях минимизации налоговых обязательств Общества и получения необоснованной налоговой выгоды.

Источник: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/71654502/

​​Признаки дробления бизнеса

Дробление бизнеса судебная практика

Под дроблением бизнеса принято понимать разделение одного предприятия на несколько маленьких компании или даже индивидуальных предпринимателей с целью акцентирования внимания на конкретном виде деятельности фирмы. Например, определение в отдельное ООО отдела продаж, когда формируется фирма, работающая только в сфере реализации продукции организации и повышения прибыли в этой сфере.

Законодательное регулирование

Кроме того, сложность заключается и в том, что в России нет единого нормативного документа, который давал бы трактование нелегальному делению фирмы, а также определял бы строгий порядок реагирования государственных органов на нарушение. В качестве законодательного акта можно пользоваться Постановлением Пленума Верховного Суда № 53.

Также, можно принимать во внимание следующие документы:

  1. Письмо ФНС и Следственного комитета от 2017 года;
  2. Налоговый кодекс России;
  3. Уголовный кодекс РФ.

Письмо ФНС РФ от 11.08.2017 № СА-4-715895@

Источник: https://zakonoved.su/priznaki-drobleniya-biznesa.html

Сила права
Добавить комментарий